Электрик (electrician) wrote,
Электрик
electrician

Немецкие истории

Andrey Kosic

- Es ist mir alles Worscht, - говорит деревенский автослесарь.
- Франц, - говорю, - не забывай, что я иностранец и не все понимаю, в том числе слово «воршт».
Франц надувается, появился шанс поучить приезжего.
- Я давно говорил вам, херр Косик, никакой Германии нет. Есть Пруссия, Бавария, Фризланд, и есть Хессен. Мы говорим воршт, - то есть на хохдойч вурст (колбаса), когда хотим сказать что нам всё равно. Ведь в колбасу кладут всё подряд, не разбирая. Мы другие, не такие как баварцы или пруссаки.
- а кроме речи, чем отличаются хессенцы от остальных? – отдаю мяч обратно.
- Например, мы не любим власть и очень независимые, - начинает хвалить себя селянин. -- Вот мой дед, он был антифашистом. Везде и всегда говорил, что Гитлер сволочь.
- И долго говорил?
- Все время пока нацисты были у власти! Не боялся! – селюк надулся от гордости за дедушку – сопротивленца.
- Франц, я всегда говорил, что у вас в Германии тут демократия и свобода слова, - иронизирую с серьезным видом.
Немец смотрит непонимающе.
-- Что вы имеете в виду, херр Косик?
-- ну, в СССР ваш дедушка мог практиковать подобный стиль жизни максимум неделю, а тут 12 лет продержался. И что , все такие у вас были, вся деревня?
Франц задумывается, размышляет, стоит ли дальше продолжать разговор.
- В общем нет. Моя мать была убежденной наци. Она сама вступила в Bund Deutscher Mädel (союз немецких девушек) и требовала от родителей чтобы те купили ей униформу.
Я считаю в голове, Францу примерно семьдесят, значит…
- Сколько лет было вашей матери при Третьем Рейхе?
- Когда вся эта история происходила, ей было десять, тридцать девятый год, - сообщает сын фашистки.
- Франц, ее можно понять, - возражаю. Представь, девочке десять, все соседки в униформе. Клара в униформе, Лена в униформе, Эльза в униформе. Только твоя мама как белая ворона.
- Она не была белой вороной, ей подарили униформу, чтобы ребенок не страдал, - возмущается Франц. – И кто? Еврейская семья, напротив жили, не могли смотреть, как девочка мучается .

Франц, - интересуюсь, - а кто были эти евреи по профессии?
- Торговцы готовым платьем. У них был большой магазин в Амёнебурге и еще филиалы по деревням.
- То есть, - я не могу совместить в голове две сущности, - они что, торговали этой униформой, и они помогли, чем могли соседскому ребенку?
Франц молчит, в голове у крестьянина скрипят шестеренки. Наливает кофе. Вдно, что хочет сменить тему. Я помогаю.
- Франц, я чиню у тебя машины с 2008го года. Как ты считаешь, у меня немецкий лучше стал?
- Не-а , - говорит Франц. – Артикли путаешь, сильное склонение забываешь, эр, эл плохо произносишь, много можно улучшить.
Я искренне огорчен.
- На хрена тебе этот немецкий, - говорит слесарь. – Ты иностранец, какой с тебя спрос.
- не ну как, -- я недоволен собой. – Почти десять лет тут сижу, пора бы.
- Иностранец, идеально говорящий по-немецки – подозрителен, - поучает Франц. – Ты хочешь быть подозрительным иностранцем?
- Совершенно не хочу, - я абсолютно искренен.
- Вот и молодец, guter Junge, weiter so. – Франц занимает привычную роль «поучающий пенсионер». - Еще по кофейку и иди забирай машину.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments